Курская битва

После поражения немецко-фашистских войск в Сталинградской битве 1942—43 и в ходе зимнего наступления Советской Армии немецко-фашистское командование, планируя летнюю кампанию 1943, решило провести крупное наступление на советско-германском фронте с целью вернуть утраченную стратегическую инициативу. Для наступления противник избрал глубоко вдававшийся в расположение его армий т. н. Курский выступ, который образовался в ходе зимне-весеннего наступления советских войск. Здесь противник сосредоточил до 50 дивизий (в т.ч. 16 танковых и моторизованных), 2 танковые бригады, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий,  входивших в состав 9-й и 2-й армий группы армий «Центр» (командующий генерал-фельдмарщал Г. Клюге),  4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» группы армий «Юг» (командующий генерал-фельдмаршал Э. Манштейн), всего около 900 тыс. человек,  до 10 тыс. орудий и миномётов, около 2,7 тыс. танков и штурмовых орудий и свыше 2 тыс. самолётов. Кроме того, к флангам ударных группировок примыкало около 20 дивизий. Немецко-фашистское командование возлагало большие надежды на внезапное применение новых тяжёлых танков «Тигр» и «Пантера», штурмовых орудий «Фердинанд», истребителей «Фокке-Вульф-190 А» и штурмовиков «Хеншель-129». Планом операции намечалось внезапными сходящимися ударами в общем направлении на Курск окружить и уничтожить группировку советских войск и в случае успеха развивать наступление вглубь. Операция получила название «Цитадель» и должна была явиться исходной для др. наступательных операций летней кампании 1943.


К летней кампании Советская Армия имела всё необходимое для перехода в наступление в районе Курского выступа. Но когда советская разведка установила подготовку противником большого летнего наступления, на совещании в Ставке Верховного Главнокомандования (Верховный главнокомандующий И. В. Сталин) 12 апреля было принято решение о переходе к преднамеренной, заранее спланированной обороне с целью измотать и обескровить ударные группировки врага, а затем, перейдя в контрнаступление, завершить их разгром и развернуть общее наступление на юго-западном и западном стратегическом направлениях. Предусматривался также переход советских войск к активным действиям в случае, если немецко-фашистские войска не предпримут наступления в ближайшее время или отложат его на длительный срок.

Войска Центрального фронта (командующий генерал армии К. К. Рокоссовский) обороняли северный фас Курского выступа, а войска Воронежского фронта (командующий генерал армии Н. Ф. Ватутин) — южный фас. В их тылу был сосредоточен мощный стратегический резерв — Степной фронт (командующий генерал-полковник И. С. Конев). Координацию действий фронтов осуществляли представители Ставки Маршалы Советского Союза Г. К. Жуков и А. М. Василевский. В течение апреля — июня на Курском выступе было создано 8 оборонительных рубежей глубиной до 300 км. Особое внимание уделялось созданию прочной противотанковой обороны. Средняя плотность минирования на направлении ожидаемых ударов противника составляла 1500 противотанковых и 1700 противопехотных мин на 1 км фронта.

К началу июля в войсках Центрального и Воронежского фронтов насчитывалось свыше 1300 тыс. человек,  до 20 тыс. орудий и миномётов,  около 3600 танков и самоходных орудий и свыше 2800 самолётов.  2 июля Ставка ВГК предупредила командующих фронтами о возможном начале наступления противника между 3 и 6 июля, позднее стало известно, что наступление назначено на утро 5 июля.

За несколько часов до перехода противника в наступление была проведена мощная артиллерийская и авиационная контрподготовка, в результате которой враг понёс значительные потери и не достиг внезапности удара. Утром 5 июля на северном фасе немецко-фашистские войска перешли в наступление, нанося главный удар в направлении Ольховатки в полосе 13-й армии. Несмотря на ввод в сражение всей ударной группировки и превосходство в силах и средствах на узких участках (в 1-м эшелоне действовало до 500 танков),  противник не достиг успеха и перенёс удар в направлении Понырей, но и здесь не смог прорвать оборону советских войск. Противнику удалось вклиниться лишь на 10—12 км, после чего уже с 10 июля его наступательные возможности иссякли. Потеряв до 2/3 танков, 9-я немецкая армия была вынуждена перейти к обороне.

На южном фасе удар противника 5 июля встретили 6-я и 7-я гвардейские армии. Создав значительное превосходство в живой силе и боевой технике (в 1-й день было введено в бой до 700 танков), противник стремился прорваться в направлениях Обояни и Корочи. Однако ценой огромных потерь ему удалось продвинуться лишь на 35 км. Тогда враг перенёс главный удар в направлении Прохоровки. Но советские войска, усиленные стратегическими резервами, нанесли здесь мощный контрудар по вклинившейся вражеской группировке.

12 июля в районе Прохоровки произошло одно из крупнейших в истории войн танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовали до 1500 танков и самоходных орудий и крупные силы авиации. За день боя противник потерял свыше 350 танков и свыше 10 тыс. убитыми. 12 июля наступил перелом в Курской битве, враг перешёл к обороне, а 16 июля начал отводить свои силы. Войска Воронежского, а с 19 июля и Степного фронтов перешли к преследованию и отбросили немецко-фашистские войска на исходный рубеж. Операция «Цитадель» провалилась, врагу не удалось повернуть ход войны в свою пользу.

В разгар сражения 12 июля войска Западного (командующий генерал-полковник В. Д. Соколовский) и Брянского (командующий генерал-полковник М. М. Попов) фронтов начали наступление против 2-й танковой и 9-й армий врага в районе Орла (27 пехотных, 8 танковых, 2 моторизованные дивизии, 1 танковый батальон и 8 дивизионов штурмовых орудий). Противник имел здесь мощную оборону. Главный удар в полосе Западного фронта наносила 11-я гвардейская армия, которая к исходу 13 июля прорвала оборону противника на глубину 25 км. 61-я, 3-я и 63-я армии Брянского фронта продвинулись соответственно на 8, 14 и 15 км. Вскоре наступление развернулось на широком фронте, что создало благоприятную обстановку для перехода в контрнаступление войск Центрального фронта в направлении Кром. Для наращивания силы удара были введены в сражение из резерва ВГК 3-я гвардейская танковая, 4-я танковая и 11-я армии.  26 июля немецко-фашистские войска были вынуждены оставить Орловский плацдарм и начать отход на позицию «Хаген» (восточнее Брянска). 29 июля был освобожден Волхов, 5 августа — Орёл.

К 18 августа советские войска подошли к оборонительному рубежу противника восточнее Брянска. С разгромом врага рухнули планы немецко-фашистского командования по использованию Орловского плацдарма для удара в восточном направлении. Контрнаступление начало перерастать в общее наступление сов. войск.

Контрнаступление на белгородско-харьковском направлении осуществляли войска Воронежского и Степного фронтов во взаимодействии с Юго-Западным фронтом (командующий генерал армии Р. Я. Малиновский). В составе белгородско-харьковской группировки противника насчитывалось 18 дивизий (в т.ч. 4 танковые) и 2 танковых батальона 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф». Контрнаступление началось утром 3 августа после мощной артиллерийской и авиационной подготовки. Вскоре в сражение были введены 1-я танковая и 5-я гвардейская танковая армии. Обойдя узлы сопротивления, советские войска продвинулись до 20 км и 5 августа освободили Белгород. Вечером 5 августа в Москве впервые был дан артиллерийский салют в честь войск, освободивших Орёл и Белгород. За 5 дней наступления войска 1-й танковой и 6-й гвардейской армий прошли свыше 100 км и 7 августа овладели Богодуховом. Соединения 5-й гвардейской танковой армии за это время продвинулись до 80 км и развивали наступление на Люботин с задачей перерезать пути отхода противника из Харькова на З. К исходу 11 августа войска Воронежского фронта перерезали железную дорогу Харьков — Полтава. Войска Степного фронта вплотную подошли к внешнему оборонительному обводу Харькова.

Немецко-фашистское командование ввело в бой свои оперативные резервы, переброшенные из Донбасса. Однако предпринятые противником в период 11—17 августа контрудары против войск Воронежского фронта в районе Богодухова, а затем в районе Ахтырки не достигли успеха. Противник был вынужден прекратить атаки и перейти к обороне. Войска Степного фронта, развивая наступление, 23 августа после упорных боев полностью очистили Харьков от врага. В ходе контрнаступления на белгородско-харьковском направлении советские войска продвинулись на 140 км и нависли над всем южным крылом германского фронта, заняв выгодное положение для перехода в общее наступление с целью освобождения Левобережной Украины и выхода на р. Днепр.

В 50-дневной Курской битве было разгромлено до 30 дивизий противника, в том числе 7 танковых. Общие потери немецко-фашистских войск убитыми, тяжелоранеными и пропавшими без вести составили свыше 500 тыс. человек Советские ВВС окончательно завоевали господство в воздухе. Успешному завершению Курской битвы способствовали активные действия партизан накануне и в период Курской битвы.  Нанося удары по тылам врага, они сковали до 100 тыс. солдат и офицеров противника. Партизаны произвели 1460 налётов на ж.-д. линии, вывели из строя свыше 1000 паровозов и разгромили свыше 400 воинских эшелонов.

Курская битва — одна из крупнейших битв Великой Отечественной войны 1941—45,  в которой Советская Армия сорвала последнее крупное наступление немецко-фашистских войск на советско-германском фронте и окончательно закрепила стратегическую инициативу в своих руках. Из всех побед 1943 она была решающей в обеспечении коренного перелома в ходе Великой Отечественной и 2-й мировой войн, завершившегося освобождением Левобережной Украины и сокрушением вражеской обороны на Днепре в конце 1943.  Немецко-фашистское командование было вынуждено отказаться от наступательной стратегии и перейти к обороне на всём фронте. Ему пришлось перебросить на Восточный фронт войска и авиацию со Средиземноморского театра военных действий, что облегчило высадку англо-американских войск в Сицилии и Италии. Курская битва  явилась торжеством советского военного искусства.