«Эпизод из бездонной коробки историй»


Шестьдесят пять лет отделяет нас от последних залпов Великой Отечественной войны, и кажется, все позабылось, раны должны зарасти. Но чем дальше мы отходим  от этого времени, тем ярче  величие ратного подвига русских людей, тем значительнее Победа – не только для минувшего, но и для современности.
Война была крайним испытанием духовной прочности всего нашего народа и каждого человека в отдельности, испытанием на разрыв.  «Она поставила человека на край бездны, как будто проверяла, на что он способен, чем он жив, где берет силы» (Тихонов В.В.)
За каждым именем — жизнь и неповторимая судьба. Одно из этих имен принадлежит моему прадедушке. Я всегда с гордостью произношу его имя, а зовут его Волосатов Анатолий Анисимович. Родился он 8 сентября 1924 года в городе Нальчик. Участник Великой Отечественной войны. Полный кавалер ордена Славы трех степеней. Воевал с 1943 года. Освобождал Кубань, участвовал в форсировании Керченского пролива; освобождал Белоруссию, Польшу, Пруссию, Кёнигсберг. Участвовал в штурме Берлина, освобождении Праги. После войны работал на различных руководящих должностях промышленных предприятий Киргизии, Узбекистана, Кабардино-Балкарии. Ветеран труда. Член комитета ветеранов войны и военной службы Кабардино-Балкарского республиканского совета ветеранов (г. Нальчик). В свои восемьдесят шесть  лет он принимает активное участие в ветеранском движении, воспитании молодёжи. Награждён орденом Отечественной войны первой степени, медалью «За отвагу».
Будучи совсем маленькой девочкой, я не раз заслушивалась дедушкиными историями о Великой отечественной войне. По вечерам, сидя за большим кухонным столом,  я, положив подбородок на скрещенные пальцы, с огромными блестящими глазами слушала дедушку.  Он говорил медленно, разборчиво, с глубоким выражением, будто читает книгу. Каждый день я с азартом ложилась спать в предвкушении продолжения его рассказов. Может быть, тогда я еще не понимала всех ценностей его воспоминаний, но зато сейчас я в полной мере осознаю всю опасность и тревожность того времени. Ему было всего шестнадцать лет, когда он совершил свой первый подвиг. Да, конечно, может, для кого-то это прозвучит слишком просто, но записаться в добровольцы для подростка, который буквально пару дней назад играл с такими же детьми, как и он - это было подвигом. Ну, разве не герой? Многие мужчины, прожившие почти треть века, с опаской шли в этот бой. Что же говорить про парня, которому всего шестнадцать.
Я часто задавала дедушке кучу вопросов, на которые он с огромным удовольствием отвечал мне. «Расскажи! Расскажи о своих боях?!» -  с моих слов начинался вечер дедушкиных историй.
- В августе сорок третьего года мы вошли в прорыв на Миус-фронте в районе Амросиевки Донецкой области. Пехота пробила брешь в обороне немцев, а мы через нее проскочили на оперативный простор и пошли на юг к Азовскому морю с задачей блокировать с тыла Таганрог и не дать возможность немцам отступить. Наш полк оторвался от остальных частей дивизии и в полном окружении вел бои под Таганрогом с немецкой пехотной дивизией.
Где-то на второй день мы выскочили на огневые позиции немцев. Получилось так, что нас с утра несколько раз бомбили немцы, а затем еще наши налетели и по нам «отбомбились». Тогда такой, как сейчас, связи не было, тем более в полку. Может, в штабе дивизии или корпусе была возможность связаться с авиацией, мы же так делать не могли. И вот где-то во второй половине дня немцы пошли в психическую атаку. Им обязательно нужно было прорваться. С востока  наш фронт их выдавливает, а в тылу мы стоим, не даем отступить. Мы расположились на оставленных немцами оборудованных позициях. А нужно сказать, что по тем окопам можно было до Ворошиловграда добраться, ни разу не вылезая оттуда. Немцы два года здесь оборону готовили. И вот немцы идут в атаку, нашу полковую батарею ставят на прямую наводку, за нами расположилась минометная батарея, затем зенитчики, еще дальше пулеметчики. Вся сила артиллерии была сосредоточена на наступающих, и все приданные нашему полку части тоже стали на прямую наводку. Обычно минометы ведут огонь с закрытых огневых позиций, а в этом случае минометчики могли видеть, куда они стреляют. Немцы идут, а они по ним «шпокают».  Часа два мы по ним били. Немцы наступают лавиной, с засученными рукавами, расстегнутыми воротничками, без головных уборов, кричат, гранаты бросают, ужас наводят, а когда мы взяли пленных, оказалось, что они пьяные были. Всю ночь пили шнапс, а потом пошли в атаку. Выбора у них не было - или погибнуть, или прорваться. Поле перед нами стало серым от их мундиров. И тут где-то в четвертом часу появились танки, и один из них идет прямо на мое орудие. Танк этот я подбил, а другие расчеты еще четыре. Атака захлебнулась. Немногим удалось просочиться в сторону Мариуполя, но основная часть была разгромлена в Таганроге.
Командир немецкой пехотной дивизии узнал, что перед ним сильная кавалерийская часть. Мы - 138-й кавалерийский полк, а на Кавказе эта немецкая часть встречалась в боях с 38-й казачьей дивизией, а это часть даже не из нашего корпуса. Но немцы, почему-то решили, что перед ними та же дивизия, с которой они встречались на Кавказе, где они сильно друг друга пощипали. Командир нашего полка, узнав об этом, дал им телеграмму: "Прошу сдаваться в плен. Командир казачьей дивизии Минаков". На следующий день с утра от немцев к нам прибыли два офицера и где-то в середине дня подъехал командир дивизии вместе с офицерами штаба и сдался в плен. Но когда он узнал, что сдался в плен кавалерийскому полку, он чуть с ума не сошел.
За этот первый бой и подбитый танк я был награжден медалью "За отвагу". Я ведь молодой совсем тогда был и думал, что на этом для меня война окончилась, немцев мы разбили, генерала в плен взяли, я могу идти домой. В свою школу зайду, расскажу ребятам, как я воевал, как танк подбил, приеду на вороном коне, родителям расскажу о своих боевых подвигах, а получилось все наоборот. Мы снялись с позиций и через пару ночных переходов были уже опять в бою.
Анатолий Анисимович, достав всего лишь один эпизод из бездонной коробки историй, смог передать напряженную обстановку минувшей великой Отечественной войны.
- Дедушка, как же закончилась война?
- О, это целая история. После ранения под Брно я лежал в госпитале, который располагался в бывшей школе на трех этажах. На первом этаже лежали тяжелораненые, на втором - средней тяжести и на третьем - с легкими ранениями, куда я и попал. Вот как-то ночью лежу, вдруг поднялся страшный грохот. Били из всего, чего можно было. Первая мысль - мы попали в окружение. Так подумал не только я - многие тогда запаниковали, и мы с третьего этажа ринулись к выходу из госпиталя. Помню, как на лестнице столкнулся с раненым на костылях со второго этажа. Увидев меня, он стал просить: "Братушка, не бросай"! А нужно сказать, что у нас всегда было сильным фронтовое товарищество. Ты всегда знал, что тебя не бросят даже на поле боя. Сколько раз меня вытаскивали, скольких мне пришлось вытаскивать на себе. Естественно, и его я бросить не мог, и вот мы вместе с ним спустились вниз и вышли на улицу. Недалеко от госпиталя был монастырь женский. Так вот, наши раненые туда ныряли иногда, а старшина их отлавливал и на гауптвахту сажал. И когда объявили, что война закончилась, он всех их с "губы" выпустил. Мы вышли на улицу, а они нам навстречу бегут и кричат: "Победа! Победа"! Тут, конечно, мы все и поняли.
Война не обошла никого. Она затронула каждого, кто жил в России в это страшное время. Миллионы людей очутились в ситуации, когда необходимо было сделать выбор, при этом каждому приходилось выбирать самому, сообразно своей совести. И было много таких, которые не выдерживали испытание войной. Но были и те, кто не отступил, прошел войну до конца, совершил подвиг, стал героем.  И этот подвиг, как бы внешне «незначительно» он ни выглядел, обусловлен нравственным миром человека, его внутренней человеческой сущностью, его пониманием своей личной ответственности – ответственности перед людьми, перед Родиной, перед собственной совестью.
«Во время войны,- писал В. Быков, - как никогда ни до, ни после нее, обнаружилась важность человеческой нравственности, незыблемость основных моральных критериев.».  Да, в то сложное время значимость личности определяли героизм и патриотизм человека.


Хамбазарова Анастасия, обучающаяся 9 класса МОУ СОШ №71 г.Ульяновска.