Суровая правда войны


Война – жесточе нету слова.
Война – печальней нету слова.
Война – святее нету слова…
А.Твардовский


Чем дальше уходят от нас грозные сороковые годы, тем больше осознаём мы величие народного подвига. И тем больше – страшную цену победы. Десятки миллионов убитых! «А сколько искалеченных, сколько изломанных жизней, сколько несостоявшихся счастий, сколько нерождённых детей, сколько мук материнских, отцовских, вдовьих, детских… Страшна была плата за спасение Отечества».
Всё меньше и меньше сегодня остаётся среди нас ветеранов войны, тех, кто встретил роковой рассвет 22 июня 1941 года.
Тот самый длинный день в году,
С его безоблачной погодой,
Нам выдал общую беду
На всех, на все четыре года…
Всё меньше остаётся среди нас тех, кто суровой осенью 1941 года защищал Москву, кто познал кровавый снег Сталинграда… Они не стояли за ценой, добывая победу.
«В той войне, – говорил Василь Быков, – один из тех писателей, которые в полной мере знают, что такое война, – нам не хватало всего: машин, горючего, снарядов, винтовок… Единственное, чего не жалели, – так это людей». О том, что это правда, говорят многие документы и свидетельства очевидцев, в том числе и врагов. Когда в 1944 году допрашивали немецкого генерала Гольвицера, на вопрос русского генерала, что он думает о действиях наших войск, пленный ответил: «Вы не жалеете своих солдат, можно подумать, что Вы командуете иностранным легионом, а не своими соотечественниками».  «Победителей не судят», – мрачно возразил наш генерал. Потом не для перевода, в сторону стоящих рядом офицеров, проговорил: «Воюем по-сталински».
Вот так, воюя  «по-сталински», погибали люди… Ведь война – это не только подвиги, это прежде всего смерть людей, это страшные военные будни.
Многие писатели обращались к теме войны, но немногим удалось передать военную трагедию. Среди этих немногих можно назвать В.Быкова, Ю.Бондарева, Б.Васильева, А.Астафьева, В.Кондратьева, К.Воробьёва.
О писателе-фронтовике Константине Воробьёве другой фронтовик Виктор Астафьев сказал, что он писал, не любуясь войной и подвигами, не наряжая войну в романтические одежды, а страдая за людей, «без расчёта кому-то угодить и понравиться».  Нельзя без волнения читать повесть К.Воробьёва «Убиты под Москвой»  о трагической судьбе двухсот тридцати девяти кремлёвских курсантов, погибших под Москвой за пять дней ноября 1941 года.
Весь ужас первых месяцев войны показан через восприятие главного героя повести Алексея Ястребова, наделённого автором способностью глубоко и сильно чувствовать всё живое. Алексей – один из тех кремлёвских курсантов, погибших под Москвой. Курсанты и внутренне, и внешне были похожи на богатырей, они молоды и полны сил. Их кумир – капитан Рюмин, воплотивший в себе достоинство и честь настоящего русского офицера.
Когда курсанты оказались в окружении и их гибель была неизбежна, Рюмин бросает их в атаку, чтобы они почувствовали себя солдатами, а не погибли, даже не удостоившись боя. Решения, действия, поступки Рюмина воспитывают в курсантах мужество, достоинство, стойкость. Ему было важно, чтобы кремлёвцы сохранили в себе всё человеческое.
В конце повести Ястребов вступает в единоборство с фашистским танком и побеждает, потому что в трагически жестоком мире, где «хозяин всему теперь война», сохранил достоинство и человечность.
Об этой повести В.Астафьев сказал: «Повесть «Убиты под Москвой» не прочтёшь просто так, потому что от неё, как от самой войны, болит сердце, сжимаются кулаки и хочется единственного: чтоб никогда-никогда не повторилось то, что произошло с кремлёвскими курсантами, погибшими после бесславного, судорожного боя в нелепом одиночестве под Москвой…»
Бесчеловечность войны не смогла обесчеловечить Алексея, как и Сашку, героя повести Вячеслава Кондратьева «Сашка». Из ста пятидесяти человек в роте осталось шестнадцать. Грязь, вши, нет боеприпасов… Ржавая, набухшая кровью земля... Сашка видит много смертей, но цена человеческой жизни от этого не умалилась в его сознании. Не может он бросить на поле боя раненого и, не доверяя санитарам, сам провожает их. Не может он, выполняя приказ, пустить в расход пленного немца. «Ну, Сашок… Ты человек…», – скажет Сашке лейтенант Володька, когда услышит от него историю про пленного немца. «Люди же мы, а не фашисты», – ответит Сашка просто.
В бесчеловечной, кровавой войне человек остаётся человеком. Это для писателя главное. Об этом и написана повесть: о страшной войне и о сохранённой человечности.
Чувство бессмысленности жертв, уничтожения, убийства можно отметить, анализируя повесть Б.Васильева «А зори здесь тихие…» Война неизбежно связана с кровопролитием. Старшина Васков и его девушки победили, но торжество обошлось невероятной ценой, и горе от потерь невыносимо. В этой повести даже самый придирчивый, самый опытный в военном отношении читатель, я думаю, не найдёт ни одной фальшивой ноты.
При последнем разговоре раненого старшины с умирающей Ритой Осяниной, когда Васков себя обвиняет в гибели девушек: «…Положил ведь я вас, всех пятерых положил, а за что? За десяток фрицев?.. Что ответить, когда спросят: что ж это вы, мужики, мам наших от пуль защитить не могли?.. Дорогу Кировскую берегли да Беломорский канал?..», Рита отвечает:
- Не надо… Родина ведь, не с каналов начинается. Совсем не оттуда. А мы её защищали. Сначала её, а уж потом канал.
Подвиг для девушек был естественной и необходимой нормой поведения. Поймут ли это дети и внуки? Поймёт ли разбитной юнец-турист из эпилога? Таковы тревожные вопросы авторской мысли.
«А зори здесь тихие…», «Сашка», «Убиты под Москвой», как и другие честные и подлинно талантливые произведения о войне, не только сохраняют нашу историческую память, но и становятся предупреждением. Но почему становятся, а не стали? Ведь прошло шестьдесят пять лет со дня Победы в Великой Отечественной войне?! Почему льётся кровь сегодня? В Афгане и в Чечне?! Почему?.. И что тогда зависит от нас?..


Черняева Алина, ученица 11 класса МОУ «СОШ с.Селитренное»
Харабалинского района Астраханской области